Поход по Байкалу (остров Ольхон) в 2018

В мае 2018 мы сходили в шестидневный поход по острову Ольхон на Байкале. Путешествие получилось интересным и относительно несложным. Без приключений, конечно, не обошлось.

План похода

На этот раз этап подготовки был полностью провален.
Мы решили что, забросимся на остров и будем гулять по нему, насколько позволит погода и ландшафт.

Я прочитал несколько отчетов, но все они носили скорее романтический характер, понятных описаний мне найти не удалось.

На карте ниже схематично представлен маршрут нашего путешествия.

Заброска на маршрут

Мы летели из Москвы Аэрофлотом. Самолет в меру комфортный, не такой классный как на международных рейсах, но пять часов пережить можно.

До главного населенного пункта Ольхона, поселка Хужир, идет маршрутка. Мы бронировали заранее, но можно просто приехать к месту отправления и договориться о заброске в тот же день.

Состав транспортного средства получился разношерстным и ярким — двое студентов из Гон-Конга с чемоданами на колесиках, местные жители с кустами рассады, туристы с рюкзаками. В меру дружелюбный водитель бурят отпустил несколько расистских шуток по поводу молодых китайцев и мы двинулись в сторону Байкала.

Ехать 3-4 часа. На остров с материка идет паром. По острову до поселка ехать еще минут 40. В Хужире мы остановились в усадьбе Никиты Бенчарова. Номер был приятным. Ужин вкусным.

День первый

Крепко позавтракав, мы собрали рюкзаки и выдвинулись за ворота уютной гостиницы. Из отчетов мы знали, что для любых походов по острову нужно иметь разрешение на посещение нац. парка. Получить его можно прямо в Хужире. Никаких проблем у нас не возникло, поэтому уже через полчаса мы бодро шагали по пыльной песчаной дороги в сторону мыса Хобой, неся с собой заветную бумажку.

Первую часть маршрута проходит по песчаной дороге через лес. Примерно через 10км дорога выходит к полузаброшенной деревни Харанцы на берегу Байкала. Отойдя за деревню, обедаем с шикарным видом на озеро и горы.

После обеда какое-то время идем вдоль берега Байкала после чего дорога снова уходит в глубь острова. Возвращаемся к озеру только вечером. На небе собираются тучи. Усиливается ветер.

Проходим мимо нескольких жилых строений, когда-то бывших деревней Халгай и выходим на песчаный берег Байкала. На берегу еще стоят заброшенные бревенчатые избы, построенные в 50х заключенными ГУЛАГа.
Проходим немного дальше и встаем на ночлег в небольшом сосновом лесу. Солнце закрыло тучами. Быстро становится холодно. Волевым усилием заставляем себя зайти в воду освежить лицо и ноги. Бодряще.

Ужинаем и уже почти укладываемся спать, когда мимо нас по берегу проезжает УАЗик. Служба нац. Парка проверяет наш пропуск и предупреждает и приближающейся непогоде. Общение проходит гладко и через несколько минут мы снова остаемся одни.

Ночью дождь и ветер, но без драмы.

День второй

Завтракаем овсянкой. Пьем чай. После первых 20км появилась пара мелких мазолей, побаливает спина но настроение бодрое. Цель сегодняшнего дня мыс Хобой.

Одеваем рюкзаки и отправляемся в путь. За сегодня нам нужно пройти почти 30км.
Рюкзаки легкие, мой весит не больше 15кг, несем только бивуачное снаряжение, еду и одежду. Поэтому первые 10км поход напоминает прогулку. Небо пасмурное иногда идет мелкий дождь.

Ближе к обеду тучи раздувает, и появляется солнце. Дорога сегодня очень красивая, много открытых участков. Наслаждаемся поверхностью воды и облаками. Картинка очень динамичная, всегда что-то происходит.

Ближе к обеду солнце окончательно побеждает. День становится солнечным и ярким. Решаем попробовать найти спуск к воде и обедать внизу. Сходим с тропы и начинаем блуждать в поисках приемлемого места для сброса высоты. В этой части острова берега становятся довольно крутыми и спуск к воде не такой простой и очевидной.

Бросаем один рюкзак на верху и пробуем спускаться по крутому осыпному склюну. Спуск короткий, но пару раз успеваем сесть на жопу и испачкаться в ольхонской глине по уши. Через 5 минут мы греем чай в тихой безветренной бухте. По камням ползают полчища неведомых мне насекомых, но нам они не досаждают. Место и погода идеальны. Обедаем, разговариваем, пьем чай — лезть наверх и идти дальше совсем не хочется.

Волевым усилием приводим свои тушки в вертикальное положение и начинаем искать варианты подъема. Летят камни, ползет глина, едут ноги, потеет лицо, но через 10 минут мы снова наверху. Находим второй рюкзак и продолжаем движение.

Второй участок маршрута идется медленнее. Начинает чувствоваться усталость. Небо снова затягивает.

Наш марш-бросок проходит по грунтовой дороге, которая то прячется в лес, то выходит на большие открытые пространства.

На сложных для машины участках дорога начинает активно размножаться и все пространство вокруг оказывается исчерченным следами шин. Выглядит все это ужасно. Чтобы сохранить тонкий почвенный слой в  нац. парках Исландии не разрешают сходить с пешеходных троп. На Ольхоне местные водители пашут землю своими пазиками, уазиками и лэнд крузерами. Куда смотрит руководство парка, и почему разрешает делать этот беспредел остается загадкой.

Мимо нас редко проезжают машины с китайскими туристами, которых везут на мыс. Пешком кроме нас никто не ходит.

К 7 вечера доходим до мыса. На левом берегу есть несколько оборудованных стоянок. К сожалению, на стоянках много мусора: стеклянные и пластиковые бутылки, куски туалетной бумаги, прокладки и тампоны. Находим относительно чистое место и тратим на его уборку еще пол часа.

Спуск к воде в районе стоянок не очевиден — берега отвесные, лететь далеко. Какое-то время бродим от одной тропы к другой пытаясь обнаружить спуск вниз. Находим дорогу к влаге Байкала, когда уже начинает смеркаться. Внизу, на берегу, еще лежат огромные нерастаявшие снежники. Ходим по берегу, умываемся, набираем воды и лезем спать.

День третий

Просыпаемся в районе 8. Для автомобильных туристов еще рано. Решаем бросить палатку и рюкзаки наверху и сходить на мыс пока там никого нет.

Хобой очень красивый. Гуляем по мысу и фотографируем около часа.

На обратному пути к лагерю встречаем первых туристов в буханках и джипах. В голове звучит философский вопрос о зависимостью между ценностью увиденного и количеством препятствий преодоленных на пути к цели. С потребительской точки зрения нет никакой разницы как ты добрался до мыса, главное твое присутствие. С точки зрения опыта и эмоций, разница огромна.

Рисунки автомобилистов в районе стоянок

Собираем лагерь и выдвигаемся в обратный путь. Сегодня нам надо определиться с продолжением маршрута. Дело в том, что на южной стороне острова находиться заповедник, проход в который официально запрещен. Но до него еще надо дойти, поэтому решаем не забивать себе голову и решать проблемы по факту их появления.
Держимся южного берега. Погода налаживается. Выглядывает солнце. Бросаем рюкзаки и уходим смотреть на скалы южного берега.

Цель дообеденного броска — метеостанция. Через какое-то время дорога уходит от берега и сворачивает вглубь острова. Несколько часов идем по просторным лугам переваливая один холм за другим. Выходим к заброшенной группе строений. Останавливаемся на короткий осмотр руин ушедший цивилизации. Когда-то здесь был большой дом и подсобное хозяйство. Сейчас осколки разбитых стекол и бытовой мусор.

К трем часам выходим к метеостанции. Метеостанция огорожена забором, иногда из домов выходят люди. На нас никто внимания не обращает. Останавливаемся на обед на противоположном берегу долины. Дует сильный, холодный ветер. Несмотря на яркое солнце приходиться одеть на себя все, что есть в рюкзаке.

Пора решать куда идти дальше, варианта два:

  1. возвращаться в Хужир по дороге от метеостанции
  2. попробовать пройти через территорию заказника

Маршрут через заповедник выглядит более логичным и красивым — круговой маршрут вокруг северной части острова с видами на бескрайние просторы Байкала звучит куда лучше, чем пыльная дорога через его центральную часть. Проблемой является полное отсутствие сведений о том, чего ждать в заповеднике. На карте нет обозначения троп. Телефон не ловит.

Обедаем и пьем чай. Предпринимаю попытку получить информацию от местного населения. Мнусь у ворот метеостанции какое-то время, но ко мне никто не выходит. Ситуация напоминает компьютерные игры или второсортный сериал-триллер.

Время приближается к 5 вечера, и нам надо что-то решать. Посовещавшись решаем пойти через заповедник — по подсчетам, у нас есть запасной день, и если что-то пойдет не так, завтра сможем слезть и вернуться по дороге.

Набираем воды в бутылки, по нашим расчетам в следующий раз спускаться вниз, к Байкалу, будем уже завтра. От стоянки где пили чай, идем вверх по малозаметной тропе. Тела под рюкзаками быстро нагреваются, и мы начинаем снимать с себя все что так долго одевали пару часов назад.

Входим в лес, на подстилке которого цветет высокий кустарник.

Лезем через заросли иногда теряя тропу. Подъем на плато занимает минут 40. Дальше идем по относительно ровной поверхности вдоль края плато.

К 8 часам находим место под стоянку. Видны остатки костра. Ставим палатку, ужинаем и пьем чай.

День 4

Просыпаемся под лучами восходящего солнца. Неспешно завтракаем и собираем лагерь. Сегодня мы хотим подняться на высшую точку Ольхона, гору Жима.

Почти сразу после выходы из лагеря теряем тропу и просто идем по лесу, иногда продираем себе путь через заросли кустарника. Туристических троп не видим, зато видим тропы оленей, которые появляются и исчезают абсолютно хаотично.

В какой-то момент понимаем, что правильнее будет уйти вглубь острова — плато перестает быть плато и превращается в серию заросших лесом холмов отделенных от берега Байкала крутыми обрывистыми берегами. Несколько раз сбрасываем и набираем высоту. В конце-концов оказываемся на склоне долины, по низу который (если верить карте) может течь ручей.

Траверсируем склон в поисках относительно безопасного спуска. Несмотря на то что все заросло лесом, спуск очень крутой, песок под ногами не хочет держать, и нам приходиться аккуратно выбирать участки для сброса высоты.
Внизу долины находим русло пересохшего ручья. Надежды на то, что можно будет пополнить запасы воды не спускаясь к берегу Байкала испаряются. Идем вниз по руслу, вокруг очень красивый и необычный лес, наслаждаться им мешает чувство неизвестности того, что ждет впереди и некомфортно маленькие остатки влаги в наших бутылках.

Через какое-то время лес начинает редеть и мы снова видим Байкал. Он блестит вдалеке своей нежной голубой гладью и приглашает усталых путников уталить свою жажду. Когда кажется, что до берега уже рукой подать, мы упираемся в красивый каньон из белого камня. Перепад высоты метров пять, рядом абсолютно отвесные скалы, с лежащего поперек русла дерева вниз свисает кусок старой веревки с узлами. Жить и пить хочется одинаково сильно но, жить все-таки больше. Решаем попробовать обойти каньон выше по противоположному склону долины. Очень круто лезем вверх пытаясь набрать высоту по правой стороне. В какой-то момент оказываемся между двух массивов бараньих лбов, где становиться совсем некомфортно даже с поддержкой палок — почва предательски едет вниз, подъем превращается в лазание по травянистому склону. После 20 минут мучений нам удается забраться достаточно высоко, чтобы можно было попробовать обойти участок с каньоном. Траверсируем правый склон вниз. На этот раз, духи Ольхона к нам благосклонны, и у нас получается обойти каньон чтобы начать спуск к бесконечному источнику влаги.

На последнем участке спуска решаем оставить рюкзаки и взять с собой только пустые бутылки с водой, горелку и обед. Очень быстро наши разгоряченные тела ощущают порывы ледяного ветра на своей нежной коже. У нас одна кофта на двоих. Вместо обеда на берегу Байкала получается обед в кустах у пересохшего русла ручья, где дует немного меньше.

Заправленные новой порцией калорий и замотивированные порывами ледяного ветра мы быстро лезем вверх. План на оставшуюся половину дня — набрать 800 метров, взойти на Жиму и по возможности продвинуться дальше по берегу в направлении Хужира.

Очень быстро долетаем до своих рюкзаков и также нетерпеливо летим дальше вверх. Хочется поскорее закончить восхождение, чаевничать на вершине и ни о чем не думать. Получается поддерживать хороший темп, кажется что до вершины осталось совсем немного, поэтому позволяем себе нормально гидрироваться, ни о чем не думая.

На фотографии выше хорошо виден почти весь наш маршрут до текущей точки, если его обвести получится следующая линия.

Тем временем одна псевдо вершина начинает сменять другую, а конца нашему марш-броску все еще не видно. Начинает давать о себе знать накопленная за день усталость. В какой-то момент пройдя очередную серию скал, наивно принятых за высшую точку Ольхона, мы выходим к участку поваленного леса, который медленно взбирается дальше вверх. Нас накрывает отрезвляющие чувство, что до вершины Жимы нам еще как до луны.

Начинаем бороться с буреломом. Скорость падает примерно до нуля. Поваленный лес повсюду. Нет никакой возможности его обходить. Приходиться переваливать с рюкзаком, через каждое дерево. Рюкзак и одежда постоянно цепляются за торчащие отовсюду ветки. Периодически накатывает чувства злости и беспомощности от всего происходящего. После них, как правило, накатывают усталость от турбо скорости показанной на первом участке подъема и жажда, уталять, которую, решительно нечем, если мы собираемся что-то пить завтра. В какой-то момент у меня начинает сводить мышцы и я вношу предложение остановиться, где мы есть (посередине бурелома) и ставить лагерь, т. к. уже понятно, что до Жимы мы сегодня не дойдем, а перед смертью от обезвоживания хочется выспаться. Мое предложение встречается в категорические штыки. Мне объявляется строгий выговор за падение морального духа и эстетических стандартов в выборе места для ночевок группы. За этим следует настойчивое предложение перестать страдать, взять в руки и ноги, все что нужно и тащить свою туристскую тушку, а вместе с ней и рюкзак на ближайший холм отвечающий высокому уровню ночных стоянок.

Предвершинные метры почти не даются. Наконец под закатные лучи солнца мое тело оказывается не вершине холма, с обоих сторон окружённого поваленным лесом. Я готов всосать в себя весь объем воды из Байкала. Мы завариваем ужин и пьем по половине кружке чая. Солнце скрывается за горизонтом. Губы слипаются от жажды. Тело забирается в спальник. Мы засыпаем под вой волков.

День пятый

Утро нового дня встречает меня пересохшим горлом и струей мочи цвета колумбийского кофе.
Приходит глубинное понимание в различиях между туристическими маршрутами и хождением в заповеднике по бурелому. Но делать абсолютно нечего — путь вниз лежит через верх. Мы завтракам пьем по половину кружке чая и выходим в сторону Жимы.

Утренний бурелом оказывается не таким сложным как вечерний. Отдохнувшее за ночь тело готово страдать дальше. Довольно быстро мы проходим поваленный участок леса и выходим к вершине Жимы. Там сидим. Фотографируемся.

После эйфории многострадальной победы приходит понимание непонимания маршрута спуска. Остатки влаги плещутся на дне бутылки. Между нами и Байкалам 800 вертикальных метров. Самое время определиться, где спускаться вниз.

Здесь проявляется наша полная неподготовленность к Байкальскому приключению. Вариант подъема на гору мы рассматривали еще в Бостоне. Варианты спуска мы рассматривали никогда. В текущих обстоятельствах ходить вниз и  вверх представляется крайне нежелательным — обезвоживание чувствуется довольно сильно, и хочется все сделать правильно с первой попытки.

Неожиданно, телефон ловит сигнал мобильной вышки и на экране загорается спасительная палка 3G. Очень хочется выбрать звонок другу, но на часах 10, а значит в центральной России шесть. Пробую гуглить, но ничего не гуглится. Пробую подгрузить вид со спутника в Google Maps чтобы понять, какой кулуар выбрать. Грузится все бесконечно долго и полной ясности у нас нет, но кажется, что по первому кулуару можно идти вниз.

Начинаем спуск. В кулуаре все тот же поваленный лес, к которому добавляются живые камни и крутой склон. Все происходит ужасно медленно. Через два часа спуска вода Байкала начинает блестеть совсем близко, мы выпиваем последнюю влагу из бутылок. Внутренне молюсь не увидеть в конце пятиметровых каньонов и отвесных скал. На этот раз все заканчивается удачно.

Купаемся пьем чай. Снова купаемся и снова пьем чай. Состояние абсолютного счастья и жизни в моменте. Нет никакого желания думать о том, что будет дальше. Есть только уставшее тело, яркое солнце, теплые камни и голубая вода Байкала. Время остановили и поставили на полку.

Продолжаем путешествие у самой кромки воды, с которой не планируем теперь расставаться. Прыгаем с камня на камень и обходим мыс за мысом.

Время снова пошло и потянуло солнце вниз по небосводу. Ставим лагерь. Находим ветки, выброшенные на берег Байкалом, и жжем костер.

День 6

Приключения предыдущих дней начинают нестерпимо напоминать о себе огромными водянистыми мозолями вылезшими по все подошве обоих ног. С трудом одеваю кроссовки. Каждый шаг отдается в голове нестерпимой болью. За сегодня нам нужно пройти больше 20км и первую половину придется пропрыгать по камням.

Как-то идем. Стараюсь не думать о супе плещущимся в ногах и смотреть на Байкал, иногда получается. К обеду доходим до лестницы вверх.

Пьем чай. Отмачиваем ноги в Байкале перед решающей частью марш-броска.

Двигаемся через лес. Хочется в цивилизацию, хочется пива и мороженного, хочется лечь, хочется в душ. Идти не хочется. Идти еще 10км.

На наше счастье на этот раз мы идем по тропе, а не лезем через поваленный лес. Через какое-то время тропа превращается в грунтовку. К этому моменту наше сознание начинает дрейфовать в океане боли. Мимо проплывают прекрасные цветы кустарников и красивый сосновый лес. Все это похоже на какой-то психоделический трип, который никак не закончится (но они никогда быстро и не заканчиваются).

Когда выходим к началу, поселка сил радоваться не остается. Остаются силы зайти в магазин и купить холодного пива. В супермаркете ходят люди, а я плыву.

В гостинице лежим в номере пытаясь привести себя в порядок. У меня небольшая температура, и я неважно себя чувствую. Спускаю жидкость из мозолей, но сильно это не помогает, каждый шаг по-прежнему боль.

Ноги будут болеть еще неделю. Они успеют распухнуть в самолете на пути из Иркутска в Москву до размеров, с трудом помещаемых в кроссовки без шнурков, и окончательно пройдут только через 5 дней в Смоленске.

 25   4 мес   поход